О ПОКОРЕНИИ ГОР С ДЕТЬМИ

Статья написана для паблика https://www.instagram.com/tres_mamas_notes/

 

Уже несколько лет наша небольшая семья живет в Мюнхене. А это, помимо ежегодного Октоберфеста, означает, что от нас до предгорий Альп – час езды. Час до гор с изумрудными озёрами, живописными городками, ну и всеми прочими милейшими и аутентичными до трепета в душе вещами. Поэтому мы, конечно, сразу подсели на походы по горам.


Нужно сказать, что покорение вершин – дело в Германии очень популярное. Вряд ли можно дойти до какой-то из них, не встретив других пеших туристов. А чаще всего и не одного. Обычно же их можно встретить очень, очень много. Ближе к вершине, как правило, можно ещё и восполнить запас калорий в немецком ресторанчике с захватывающим дух видом. Хочу отметить, что в самые сложные моменты подъема только мысль о свежем брецеле поддерживает во мне силы. Подобное времяпровождение (я про поход, а не про обжорство) даже имеет в немецком специальное название Wanderung. По статистике, этот вид досуга в Германии привлекает более половины населения, а 8% жителей регулярно проводят таким образом своё время. И мы с мужем не были исключением.

 

Но когда родилась дочка, мой папа сказал нам с мужем: «Теперь-то вы наконец не будете никуда ездить, дома посидите. По меньшей мере года три?». От таких слов мне стало хуже, чем во время родов. Через пару дней мне пришло в голову, что папы не всегда бывают правы. Через три недели мы с мужем уже поехали кататься на лыжах, периодически сменяя друг друга у детской коляски. Я чувствовала себя настоящей героиней до того момента, пока не увидела ещё с десяток колясок с такими же родителями. Они, правда, по очереди уходили кататься не в одиночку, а в компании нескольких своих более старших детей. Моя корона упала куда-то между сугробом и резным столом с чашкой дымящегося безалкогольного глинтвейна. 

 

C наступлением весны мы возобновили походы в горы. Насте было полгода на момент её первого похода, и она отнеслась с нему с любопытством. Это был стандартный для Баварских Альп подъем, примерно 3 часа наверх и три вниз. За это время мы проходим около 12 км. В горах это расстояние ощущается иначе, чем на равнине. 

Чем больше мои будни превращались в день сурка, тем больше было моё желание каждые выходные пополнять список покорённых вершин. Мы до сих пор ставим отметки на карте. Сейчас их больше 30, в основном на территории Германии, Австрии и Италии.

Самым запоминающимся был ночной подъем на гору Шри Пада на Шри Ланке. Шесть часов пути наверх по ступенькам в ночи и один из самых красивых рассветов в моей жизни под звуки барабанов церковной службы на вершине.

 

Правда, нужно сказать, что наличие мужа со слингом сыграло решающую роль. Я бы вряд ли могла нести Настю более трёх минут, поднимаясь при этом куда-то под углом, близким к девяноста градусам. В принципе, я даже свой фотоаппарат могу в таких условиях нести не больше часа. Зато в течение этого часа я вовсю мечтаю о покорении Эвереста. Вопрос о том, брать ли туда фотоаппарат, и есть ли там около вершины ресторан, остаётся открытым. 

 

Со временем Настя пересела из слинга в специальный заплечный рюкзак для детей. Обычно мы берём для неё какие-нибудь сухарики похрустеть, воду и сменную одежду. Никакого особенного снаряжения мы не носим, так как это походы по горам, а не скалолазание. Желательно только наличие обуви, которая фиксирует лодыжку. Но уже который год я нарушаю это правило и хожу просто в кроссовках.

Обычно мы приезжаем на машине в стартовую точку, надеваем обувь и начинаем подъем, ориентируясь по картам в телефоне и по указателям. Насте сейчас два с половиной года, и в последнее время она проходит часть пути (в общей сложности четверть) самостоятельно. Как и те дети, которых я видела в горах в колясках зимой. Их папы рассказывают им, как называется вон та гора за той большой горой, на которую они восходили в прошлые выходные. И тут идёт непроизносимое слово, вызывающее у меня чувство глубокого уважения к знаниям этого отца и восхищения немецким языком. 


И хотя Настя пока не знает ни одного названия покоренных ею вершин, каждый понедельник она начинает с вопроса, когда же мы уже поедем в горы.